Искусство бизнеса: как художник лаковой миниатюры открыл семейную мастерскую

 

Олег Духанин более 40 лет занимается изучением и развитием палехской художественной традиции

Палехская миниатюра известна на весь мир. С 1924 года частные коллекционеры и мировые галеристы выстраиваются в очередь, чтобы заполучить заветную лаковую шкатулку в так называемом палехском стиле, где применяется иконописная техника, отражающая как сюжеты из народной жизни, сказок и былин, так и интересные композиции с советской тематикой. Корреспондент портала «Будущее России. Национальные проекты”, оператором которого является информационное агентство ТАСС, отправилась в Палех и узнала, как традиционное русское искусство развивается в современных условиях и идет рука об руку с бизнесом.

Иконописные стили в лаковых миниатюрах

Художник и иконописец Олег Духанин больше 40 лет занимается изучением и развитием палехской художественной традиции — и в иконописи, и в лаковой миниатюре.

«Изначально меня привлекала иконопись. В шесть лет мне подарили иконку — называлась «Самарянка у колодца», мне она очень понравилась. В десятом классе я попробовал написать первую иконку акварелью, будучи учеником художественной школы. Тогда-то и появилась мысль заниматься этим профессионально. Подбирая училище, узнал о Палехской школе иконописи, поехал из своей родной Твери узнавать, что к чему, а здесь небольшое село (Палех — поселок городского типа в Ивановской области, — прим. ред.). Я тогда еще подумал: «Боже мой, куда я попал»”, — вспоминает мастер.

Несмотря на первую оторопь, Духанин дошел до местного музея палехского искусства, что и определило его дальнейшую судьбу окончательно.

«Я поразился тому, насколько искусно иконописные традиции перенесены в лаковую миниатюру. Это было для меня настоящим чудом! Как на лаковой шкатулке или броши умещается целый сюжет? Неважно, будь то уборка урожая или полет в космос, везде виделась чудесная сказка. И это все смогли придумать, сделать и сохранить палехские художники — наследники многовековой традиции, которым в советское время запрещали писать иконы”, — рассказывает художник.

Поразили тогда Духанина и дореволюционные миниатюрные иконы, или, как их еще называли, мелочные работы. Это так называемые Минеи и композиции с изображением иконостаса. Их главная особенность — ювелирная тщательность письма, сохранение чистоты и размещение на небольшой поверхности иконной доски множества тонко прописанных композиций или образов.

«Этот вид мастерства — одна из основ палехского стиля. Поэтому я был поражен. Конечно, хотел научиться так же. И остался в Палехе. Как оказалось, навсегда”, — говорит мастер.

По заветам старых мастеров

Отучившись пять лет, Олег Духанин сначала работал художником лаковой миниатюры в художественно-производственной мастерской, где делал по три–четыре шкатулки в месяц, самая дорогая из которых могла стоить до 150 советских рублей.

«Моя первая работа называлась «Лесное эхо». Я выбрал сюжет: всадник на лошади с ружьем, но он не стреляет, а как бы прислушивается, а рядом лоси, кабанчики, зайцы, лисица. Мне сразу поставили самую высшую оценку «Аккорд». При такой оценке стоимость шкатулки была более ста рублей”, — объясняет художник.

Духанин уверяет, что правила мастеров были строгие — повторяться в работах было нежелательно. Соответственно, все работы палехских художников высоко ценились как партийными чинами, так и за рубежом. Продукция считалась элитарной и могла «продаваться за валюту даже в советское время”. Западные страны впервые познакомились с палехским искусством на выставке в Венеции в 1924 году и с тех самых пор исправно заказывали шкатулки, в основном аполитичных сюжетов.

«У нас лаковая миниатюра при СССР шла в основном в США, а также в Японию, Италию, Германию. Но тогда свободно продавать было нельзя — только эксклюзивно государству. А дальше случилась перестройка, потом 1990-е. Качество палехской миниатюры резко упало. Тогда их начали делать все кому не лень — даже не художники. Какое это было качество, стыдно вспоминать. Я до такого не мог опуститься — на изготовление продуманной миниатюры нужно время, от одной–двух недель до месяца, в зависимости от сюжета. Поэтому один человек не может сделать больше четырех шкатулок, например, иначе неизбежно упадет качество”, — признается Духанин.

Возвращение к истокам

В 1990-е художник целиком ушел в иконопись, начал писать иконы в стилистике XVII века. Но в 2017 году решил вернуться и к лаковой миниатюре, основав бренд под своей фамилией.

«Когда так называемые палехские шкатулки низкопробного качества были везде, я разочаровался в этом направлении. Но спустя время понял, что палехские традиции надо продолжать. Пусть у нас не будет пока массового производства. Но мы ведь и не сувенирами занимаемся, а искусством. А в моем понимании искусство — это то, что несет божественную любовь”, — отмечает Духанин.

Сначала художник собрал вокруг себя семью: каждый из шестерых детей по мере сил вкладывался в общее дело — в рисование, организацию технических моментов, ведение социальных сетей, работу с клиентами.

«Искусство Палеха — это коллективное искусство. Поэтому в какой-то момент я понял, что надо расширяться и открывать мастерскую. Потому что надо было творить в одном пространстве, чтобы иметь возможность обмениваться опытом и не допускать ошибок”, — рассказывает художник.

При этом он добавляет, что технология изготовления палехских шкатулок, как и 100 лет назад, осталась неизменной. Их производят из папье-маше — это очень прочный материал, подходящий для художественной обработки и росписи. Заготовку сперва покрывают специальным грунтом, затем красят особой эмалью в глубокий черный цвет и наносят первые слои лака. А далее на протяжении всего процесса после каждой операции этот полуфабрикат проходит через специальную сушильную камеру, в которой заготовка обретает уже всем известные очертания черной лаковой палехской шкатулки.

«К каждой своей работе художник сначала готовит подготовительный рисунок, который переносится впоследствии на изделие, предваряя роспись. Работа, как я говорил ранее, трудоемкая и очень ответственная. Кроме того, она требует от художника полной отдачи. Поэтому контроль на всех этапах так важен. В созданной мастерской есть надежда этого достичь”, — говорит Духанин.

С постройкой мастерской помог частный инвестор, который и по сей день является соучредителем организации. Сумму инвестиций Духанин не раскрывает.

Традиции в современной подаче

Сегодня у Духанина работают 15 мастеров. В первый год запуска все работы делались «в стол”, чтобы накопить определенный резерв для показа.

«Так как работа трудоемкая, то надо было иметь первоначальную базу. Мы сделали коллекцию из порядка 500 работ, чтобы было с чем выходить на рынок”, — поясняет мастер.

Сначала в мастерской создаются только авторские произведения, которые затем превращаются в «предметы тиражного искусства”. Оригиналы остаются в архиве мастерской, а мастера под тщательным надзором автора воспроизводят произведения в ограниченной серии до 100 штук. Каждая такая работа имеет свой порядковый номер от 1 до 100. На каждом продукте ставится личная подпись не только автора, но и мастера, изготовившего повтор. Мастера работают, опираясь на русское искусство XVII века и работы мастеров Оружейной палаты.

У художника уже есть своя «музейная” коллекция работ в сотрудничестве с Государственным музеем палехского искусства (ГМПИ), статус которой закреплен специальным лицензионным соглашением. При участии мастерской некоторые из работ старых мастеров, созданных в первой половине прошлого столетия, воспроизведены в ограниченном количестве. Но при этом Духанин не забывает и о современной подаче.

«Так, мы недавно запустили серию шкатулок позитивного настроя с современным сюжетом, которые изображают времена года. Например, март у нас символизируется с рыжим котом на стуле, а рядом на столе зеленые груши. А январь — это мандарины на золотом фоне и рядом граммофон на столе. Все это творческое видение мастера. Но самое главное — это позитивный посыл каждого нашего произведения”, — добавляет Духанин.

Цена зависит от размера изделия, срока изготовления и затрат на ручной труд. Так, брошь можно приобрести за 5 тыс. рублей, а цена на небольшие шкатулки начинается от 30 тыс. рублей.

«Несмотря на то что нас знают и за рубежом — при этом очень много вещей заказывают в частные коллекции, — я мечтаю о постоянной загрузке от крупных компаний. Тогда можно равномерно распределять работу, зная, что есть большой постоянный заказ. Мы можем выпускать примерно 50 изделий ежемесячно, имея четкое техническое задание”, — говорит Духанин.

Мастер также надеется и на работу национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы”, «ведь там мотивируют работать с небольшими компаниями, в том числе и по закупкам”.

Духанин и сам «не стоит на месте”: знакомится с крупными компаниями, рассказывая о своей мастерской и уникальных изделиях. «Конечно, на все воля божья. Но и я прилагаю усилия: как говорится, на Бога надейся, а сам не плошай”, — заключает художник.

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.