Дело за малым

Состоявшаяся в рамках Международной выставки высоких технологий и техники для Арктики, Сибири и Дальнего Востока в г.Омске дискуссионная площадка, программа которой была посвящена обсуждению роли госзаказа в реализации программ импортозамещения и развитии производственной кооперации крупных предприятий с субъектами МСБ, собрала весьма представительный состав участников. Среди них — руководители институтов развития промышленности, структурных подразделений промышленных холдингов, представители региональных министерств, законодательной власти, деловых объединений, малых производственных предприятий.

Организаторами мероприятия выступили Министерство промышленности, транспорта и инновационных технологий Омской области, Агентство по рекламно-выставочной деятельности Омской области, Центр поддержки предпринимательства г.Омска, МА «Сибирское соглашение» при финансовой поддержке АО «РТС-тендер» и АО «OTP Банк».

yFb22VgIQVk

Предваряя дискуссию, первый заместитель председателя Исполкома МА «Сибирское соглашение» Владимир Псарев произвел любопытный экскурс в историю отечественного малого промышленного бизнеса. Оказывается, он отнюдь не умер вместе с построением социализма. В 1942 году, например, в стране насчитывалось более 50 тысяч так называемых промысловых кооперативов, которые давали порядка 16% ВВП,  и в которых было занято свыше двух с половиной миллионов человек.

В войну данный сектор еще более укрепился – в 1946 году его доля в ВВП составляла уже 20% и продолжала расти. До тех пор, пока в 1956 году не вышло постановление Совмина, ликвидировавшее промысловую кооперацию как явление. С замечательной аргументацией: уровень развития этих кооперативов ничем не отличается от уровня развития госпредприятий, и потому их необходимо перевести в государственную собственность. У людей просто все безвозмездно забрали. И до конца 80-х никакого производственного малого бизнеса в стране не было. По крайней мере, легального.

В этом и заключается причина того, почему наша промышленность сегодня оказалась в стороне от общемирового тренда. На Западе она давно развивается по кластерному принципу, на основе кооперации крупных корпораций с огромным количеством узкоспециализированных небольших компаний, ну а мы теперь пытаемся наверстать упущенное время. Государство вынуждено директивным путем заставлять свои учреждения и крупный бизнес взаимодействовать с МСБ.

Два года назад был принят закон 44-ФЗ, согласно которому все государственные и муниципальные структуры обязаны  не менее 15% необходимых для своих нужд товаров закупать у субъектов малого и среднего предпринимательства. По оценке Игоря Бубуненко, директора Сибирского филиала ООО «РГС-тендер», которое является одной из крупнейших площадок проведения электронных аукционов, этот закон оказал существенное влияние на рынок госзакупок.

Прежде всего, значительно выросло и продолжает динамично расти количество поставщиков, причем 80% из них стали уже постоянными участниками электронных торгов. Омская область, кстати, является лидером среди регионов СФО по такому показателю, как среднее количество заявок, подаваемых на одну закупку. Эта цифра у нас уже приближается к пяти. Примечательно, что самая высокая активность поставщиков наблюдается на муниципальном уровне.

О том, что рынок госзакупок поворачивается лицом к предпринимателям, говорит и такая цифра: более половины всех электронных аукционов в Омской области сегодня проводится специально для представителей МСБ. Количество заявок, поступивших от поставщиков из других регионов, несколько превышает местные, зато контрактов омские предприятия заключают в несколько раз больше иногородних. Другими словами, рынок в первую очередь сориентирован именно на региональных предпринимателей.

QvIK8icHbsI

Еще одна новация в законодательстве о госзакупках заключается в преференциях товарам отечественного производства. Если говорить об Омской области, то в 2015 году у нас было объявлено три с половиной тысячи аукционов с такими преференциями. По всем заявкам были заключены контракты, но не все позиции удалось закрыть продукцией российского производства. В частности, это касается медпрепаратов, транспортных средств, тракторов и другой техники.

Одна из самых серьезных проблем, с которыми сталкиваются поставщики, в том числе и представители МСБ, заключается в том, что большая часть средств, направляемых на залоговое обеспечение по исполнению контрактов, компании выкладывают из своего кармана, не используя механизмы банковских гарантий. Получается, что оборотные средства изымаются из бизнеса, зависают на казначейских счетах и не работают на экономику региона. В 2015 году, например, это порядка 78 миллиардов рублей, которые просто вычеркнуты из оборота. По словам Игоря Бубуненко, в настоящее время специально для МСБ уже разработан ряд программ, направленных на изменение ситуации, связанной с неэффективностью банковских инструментов, а также на обучение работе с ними предпринимателей, поскольку с грамотностью поставщиков тоже есть проблемы.

Что касается прогноза развития рынка госзакупок, то, по мнению Игоря Бубуненко, далее будет производится более точная настройка нормативных актов именно с учетом интересов МСБ и, скорее всего, последуют шаги в сторону снижения стоимости одной закупки. Именно для того, чтобы увеличить количество привлекаемых к исполнению контрактов субъектов малого и среднего предпринимательства.

Другими словами меняется сам вектор контрактной системы – акцент делается не столько на экономию государственных и муниципальных органов, сколько на стимулирование развития предпринимательства на местах. Да, здесь есть определенное противоречие, поскольку крупные заказы позволяют получать более низкие цены, но логика здесь простая: на отсутствии динамики в развитии МСБ государство потеряет больше.

По оценке участников дискуссии, аналогичные процессы идут сейчас и на рынке закупок крупных корпораций, который регулируется законом 223-ФЗ и который втрое превышает объемы государственных и муниципальных закупок. Правда, идет они с отставанием на несколько лет. Но и там на законодательном уровне предпринимаются шаги, направленные на уменьшение количества аффилированных структур, повышение эффективности системы и усиление мер государственного контроля.

Так или иначе, с количественными показателями в данной сфере существует определенная ясность, чего не скажешь о показателях качественных.  Да, не менее 15% всех закупок сегодня должно быть сориентировано на малый и средний бизнес. Вопрос заключается в том, располагает ли он сегодня техническими, технологическими и кадровыми возможностями, чтобы поставлять не только простейшие товары, но и высокотехнологичную продукцию, в том числе и по программам импортозамещения?

8FdLqxhd8TY

Ситуацию с качеством первый заместитель председателя Комитета РСПП, председатель Совета по техническому регулированию, стандартизации при Минпромторге РФ Андрей Лоцманов оценивает как крайне тяжелую. Страна, можно сказать, погрязла в контрафактных товарах, и никакого жесткого контроля со стороны государства в данной сфере нет.

К примеру, говорить об импортозамешении без решения проблемы стандартизации бессмысленно в принципе. Простая иллюстрация. Сегодня встал вопрос о замене импортной запорной арматуры для нефтегазового оборудования, используемого в арктической зоне. Для этого необходимо проанализировать 300 иностранных стандартов, перевести их на русский язык, сопоставить с нашими требованиями  и определить, кто может качественно продукцию изготовить.

На сегодняшний день в России действует 34 регламента, принятых в рамках Таможенного союза, доказательной базой которых являются стандарты, обязательные к исполнению. Все эти документы можно найти на сайте Росстандарта, и если говорить о серьезном участии малого и среднего бизнеса в импортозамещении, то в первую очередь его представители должны научиться ими пользоваться.

Стоит отметить, что за последние годы бюджетное финансирование стандартизации в нашей стране выросло в сто раз, на паритетных началах выделяет ресурсы и крупный промышленный бизнес. К сожалению, многие отрасли этой работой занимаются плохо и практически совсем не участвует в ней малый и средний бизнес.

В целом в России сегодня разрабатывается более двух тысяч стандартов, многие из которых сразу становятся документами межгосударственного применения и работают во всех странах СНГ. Россия по-прежнему является суверенной державой в области стандартизации. Более половины наших стандартов гармонизированы с международными нормативными актами, что дает нам возможность как экспортировать свою продукцию, так и воспроизводить у себя импортные аналоги.

Чтобы снизить затраты промышленных предприятий на стандартизацию, по инициативе РСПП были внесены изменения в Налоговый кодекс, которые позволяют относить эти затраты на себестоимость, а не на прибыль компаний.

В нынешнем году принят еще один важный документ – Закон о стандартизации. Очень существенно, что этот закон разрешил делать ссылки на стандарты в нормативных правовых актах. Если раньше, чтобы установить обязательные требования по безопасности, нужно было выпускать технические регламенты, на что уходило несколько лет, то сегодня можно быстро через постановление правительства сделать ссылку на стандарт, и он станет обязательным к применению.

Не менее важна и статья закона, которая требует при наличии надписи на упаковке, что товар изготовлен по ГОСТу, чтобы содержимое этому ГОСТу соответствовало. Другими словами, если на банке тушенки есть такая надпись, там должно быть только мясо и специи. И ничего более.

Кстати, в Законе 44-ФЗ также говорится о том, что закупки для государственных нужд должны осуществляться по стандартам. Если стандарты не используются, то поставщик должен дать мотивированное объяснение, почему и доказать, что его продукция по качеству не хуже, чем сделанная по ГОСТу.

Понятно, что все эти требования сегодня сплошь и рядом игнорируются, но Андрей Лоцманов уверен, что ситуация будет меняться. И любое предприятие, приступая к выпуску какой-либо продукции, безусловно, должно определить, по какому стандарту оно будет работать и как будет контролироваться качество товаров. Ибо бизнес, который вложил деньги в организацию производства и не получил качественную продукцию по определению не может быть успешным.

Причем риски столкнуться с большими штрафными санкциями постоянно увеличиваются, поскольку государство серьезно ужесточает контроль в данной сфере. В январе нынешнего года создана государственная комиссия по противодействию незаконного оборота фальсифицированной продукции, и, по словам Андрея Лоцманова, эта комиссия сегодня начинает уже активно работать, поскольку очевидно, что добросовестный производитель не может конкурировать с недобросовестным.

Достаточно острая дискуссия развернулась на площадке  по поводу того, способен ли в принципе российский малый и средний бизнес участвовать в процессе импортозамещения высокотехнологичной продукции. Тем, кто считает, что не способен, возразил Владимир Псарев (МА «Сибирское соглашение»). Если мы не будем работать с МСБ, у нас никогда не будет промышленно аутсорсинга. И пострадают от этого не только предприниматели, но и сами крупные промышленные предприятия. Работая по замкнутому циклу, они не смогут конкурировать с западными корпорациями, организованными по кластерному принципу. Выход один: заниматься обучением представителей МСБ, готовить грамотных специалистов и внедрять стандарты качества. Во всех сферах.

Любопытную цифру на сей счет привел проректор по инновационному развитию и предпринимательству Московского государственного университета технологий и управления им. К.Г Разумовского Владислав Тарасенко. В Южной Корее, например, при подготовке инженеров 80% учебного времени в университетах тратится не на математику, физику и прочие традиционные дисциплины, а именно на метрологию и изучение стандартов.

Резервы у нас здесь колоссальные, в том числе, это касается и крупных корпораций. По словам Андрея Лоцманова (РССП), когда в 90-е годы корпорация «Шелл» внедрила у себя единые стандарты закупок, ее затраты на приобретение материалов снизились на 30%, складские расходы – на 50-80%, стоимость капитального строительства – на 5%. Если наложить эти цифры на наш Газпром или Росатом, нетрудно представить масштабы потерь от неэффективного расходования ресурсов.

Впрочем, как выяснилось в ходе дискуссии, во многих регионах уже идет активная работа по вовлечению малого и среднего бизнеса в процесс импортозамещения, кооперацию с крупными корпорациями и выполнение государственных заказов. К примеру, В Санкт-Петербурге создан первый в стране Центр импортозамещения и локализации.

 По словам Кирилла Чаплыгина, заместителя директора Центра, это одновременно и выставочная площадка, и инструмент комплексного оказания услуг, в первую очередь представителям МСБ. Здесь консультируют по вопросам финансирования, лизинга, сертификации, страхования, логистики импортозамещающей продукции. Специалисты Центра помогают потенциальным поставщикам наладить отношения с заказчиками, занимаются поиском новых товарных ниш, привлекают к исполнению контрактов компании из других регионов. Кстати, объем госзаказа Санкт-Петербурга составляет 460 миллиардов рублей. Есть за что побороться.

Об интересном проекте, реализованном в Томской области, рассказал директор по инновационному развитию компании «Элеси» Максим Костарев. Его якорными участниками стали четыре компании, к которым присоединился целый пояс малых предприятий. Партнерам удалось найти вариант, позволяющий избежать конкуренции друг с другом и объединить свои компетенции. Акцент был сделан на нефтегазовой отрасли, поскольку именно она сегодня наиболее развита  в плане инвестиций в информационные технологии.

К внедрению предлагются комплексные решения, основанные на разработках томских ученых. В реализации проекта участвует и региональное министерство экономики, и местные институты развития, привлекающие МСБ к решению локальных задач, и федеральный центр, вкладывающий серьезные средства в науку. В результате появляется возможность выходить на заказчика не с просто с идеями, а именно с готовыми решениями. Доказавшими свою эффективность, получившими подтверждения качества. По сути, речь идет о серийных технологиях.

Еще об одном проекте рассказал директор омского научно-производственного предприятия «Теплый старт» Валентин Робустов. Ученые ОмГТУ разработали ряд узлов, которые позволяют эксплуатировать автомобили в условиях Крайнего Севера и на основе этих разработок предполагается организовать сборочные производства по дооснащению ими серийных машин. Дело в том, что импортная техника оказалась непригодна для эксплуатации в Арктике, а наши машины порой не глушатся месяцами, поскольку при температуре за -40 их потом тоже не заведешь.

Руководство КАМАЗа уже откликнулось на предложение омичей и заявило о готовности поставлять свои автомобили для переоборудования. Для того, чтобы решить транспортную проблему  Арктики, в стране необходимо создать 10-15 таких сборочных производств. Узлы для них будут изготавливать малые предприятия на основе кооперации. Проект чрезвычайно перспективный.

Другими словами, можно сколько угодно рассуждать, способен или не способен малый и средний бизнес выполнять серьезные государственные заказы, участвовать в программах импортозамещения, встраиваться в кооперационные цепочки с крупными промышленными предприятиями, но практика показывает, что результатов добивается тот, кто, как минимум, ставит перед собой такие задачи. И что государство уже не просто декларирует лозунги, но и предпринимает конкретные шаги, предлагает реальные инструменты, направленные на поддержку малого и среднего предпринимательства. Вопрос теперь действительно во многом заключается в том, чтобы научиться этими инструментами грамотно пользоваться.

Источник: Агентство рекламно-выставочной деятельности

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.